Сказка «На века».

Знакомство.


Утро. Вроде 7.30, и вот на Острове Мечты по молодой, зеленой травке, одиноким домам и высоким деревьям пронесся первый луч восходящего солнышка и нежный, щекочущий ветерок…
— Быстрее! Быстрее, а то не успеем!!! Ну же Алиска поднимайся!!! — раздавались крики девочки.
Эти крики доносились из того одинокого и большого дома, который сидел умиротворенно на холме, кажись под самым небом. Дом был очень большой, но не часто он сопровождался криками, как сегодня. Только часто можно было услышать музыку, несущуюся по всему холму и будто его окружавшая, как щит, от реальности или просто от других звуков, не пускающая внутрь. Дом был двухэтажный, с востока и запада которого виднелись балконы, идущие от земли и продолжающие вверх, образующие вверху пик, как в замке. С севера еще с подножья холма можно увидеть большие двери, сверху которых так же сидел балкон. С юго-западной стороны дома была большая веранда, вдоль всего дома, на которой можно было сидеть, лежать, бегать и заниматься всем, чем только пожелаешь. В доме было тихо, чисто, пустынно. Дома не было ковров, везде деревянный пол, начищенный до блеска, слегка скользкий и, который совершенно не скрипел. Дизайн и интерьер, в большинстве комнат, был в восточном стиле. Раздвижные двери в каждой комнате, кроме кухни. На низу была расположена большая ванная, кухня, комната отдыха и столовая. Между кухней и комнатой отдыха был большой проем в стене, можно было смотреть большой телевизор из кухни через всю большую комнату отдыха, которая, не смотря на свои размеры, была почти пустой, лишь диван и большой телевизор располагались на противоположных сторонах комнаты. Пол в комнату отдыха был приподнят из прихожей. Оттуда можно было попасть прямо в сад, через большие раздвижные двери. Сидя на веранде, была возможность полюбоваться падением сакуры, закатам. Последняя комната была не обычной и не похожей на другие. Эту комнату скрывали большие деревянные, тяжелые двери, которые слегка, еле слышно, скрипели. Комната была спокойной. Пол деревянный, посредине которого стоял большой дубовый, тяжелый, столовый стол. На одной стороне комнаты, с севера, был расположен огромнейший шкаф, вдоль всей стены, он был полностью наполнен книгами, самыми разнообразными, удивительными, с красивыми красочными переплетами. Старинными и дряхлыми. А напротив, книгам улыбался старый камин… В комнате висело пару картин, все они были удивительными. При всей своей тяжести, в этой комнате можно было отдохнуть и расслабится, отдавая все свое напряжение этим темным стенам столовой. На верхних этажах были балконы и спальные комнаты с кабинетом для рисования. Но и там не так уж и редко царила тишина… Картины, удивительные вазы, красивые цветы были наполнены в доме, но не излишне — он оставался пустынным, тихим, большим, одиноким и спокойным. Все это сидело на холме, но не жало его, не сжимало, а просто находилось на поверхности, как перышко, только казалось изредка, что столовая как-то больше входит в холм. Осела комната от тяжести, наверняка…И вот, очередное утро. Рассвет. Крик вдоль холма.
Тут уже, будто на верхушке дома, на балконе спустив ноги, с цветочком в руках сидела улыбающаяся девочка, она что-то весело напевала и звала другую девочку, которая вскоре показалась на балконе. Когда она вошла, то ее бледноватое лицо окатили лучи восходящего солнца, которые еще раньше разыгрались с румянцем у девочки, пришедшей на балкон раньше. Девочки улыбались друг другу и вглядывались вдаль, осматривая все то, до чего дотронулись первые лучики сегодняшнего рассвета. Зрелище как обычно удивительное и неповторимое.
— Ну, вот, смотри Кумико, оно пришло и сегодня, а ты глупенькая волновалась, смотри, как оно на нас смотрит сейчас, и так будит всегда. — С улыбкой погладив по голове девочку, которая сидела, спустив ноги с балкона, произнесла девочка постарше.
-Да, Алиска, ты как всегда права… — произнесла, улыбнувшись, девочка и, развернувшись при этом, обняла свою подругу.
Снова поплыло по острову молчание.
— УУуууу…. — раздалось урчание у кого-то в животе.
— Куми!!!
— Да, Алиска. Прости, я не успела позавтракать…
— А ну бегом ням-ням!
И девочки скрылись с балкона. Начинался очередной день. А за ним и второй, вроде бы такой же обычный день. И так всегда.
Эти две девочки, Кумико и Алиска, жили вместе в этом доме на холме, две всегда, изредка к ним заходили в гости, чаще всего это был Дождь. Девочки любили больше всего свой сад, они были всегда вместе, всегда-всегда, никогда не оставляя друг друга. Им было весело, они не скучали. Куми никогда не грустила, а вот Алиска вечерами очень даже. Она была на год, а может и на два старше Кумико. Приветствие рассвета и прощание заката они никогда не упускали — это была их жизнь. Они совсем справлялись сами: уборка дома и готовка еды. Готовила в большей степени Алиса, так как Куми была для этого еще немного мала, но ей очень нравилось, когда готовила Алиска. А по уборке они были вместе блистательны. Их любимый сад и чудные удивительные цветы — это их рук дело, каждый цветок, травиночка, любили этих девочек. Каждое утро, как только девочки ступят свои ножки на землю, как травка начинала щекотать их, цветы улыбались, а ветер в ансамбле с падением сакуры создавали неповторимую мелодию, под звучание которой девочки просто засыпали в саду… Все их ласкало и любило. Их жизнь можно назвать беззаботной, но можно и ошибиться, девочки великолепно рисовали, и пробовали писать стихи, а Куми любила петь, Алиска играть на пианино, которое стаяло в комнате для рисования. Правда оно немного было испачкано в краски, но это только добавляло ему красоты и радости.

Случай.


Однажды, после очередной встречи рассвета, Куми, сделав серьезное лицо, заявляла Алисе:
— Я ухожу!
— Куда?! — в ужасе выдавила из себя Алиса.
Кумико спрыгнула из балкона и, обняв Алису, сказала:
— Алиска, я иду искать Северный полюс…
— Куми зачем? Где ты тут его найдешь? Что ты глупости говоришь? Если хочешь погулять, то можно пройтись вдоль острова, вместе, или побегать по берегу, если хочешь.
-Нет, у нас ведь его нету, а значит, его нужно открыть, что бы он был, это Северный полюс, а ты знаешь, что там снег?! я его на картинках видела, а так не видела, Алиска, я хочу снега…
-Ох, Куми, Куми. — Алиса погладила Куми по головке и прижала к себе — ладно я тебе разрешаю отправляться на Северный полюс.
Вот по дому в больших сапогах ходила серьезная Кумико. Вид был отважным, готовы на все, на покорение любых вершин. Куми заставила Алиску собирать сумку и говорила, что туда слаживать. Уж сумка получилась очень большой. Алиса натянула на Куми куртку, если бы не большие сапоги до колена, Куми бы была точь-в-точь как воздушный шарик! Затем у нее на шее повис теплый шарфик, на ушах повисла шапка, а руки окунулись в очень теплые варежки.
— Я готова! — Куми подняла руку вверх и улыбнулась.
— Ты готова. — Улыбнулась Алиса и подошев к ней сказала. — Куми если ты не вернешься вскоре, я буду волноваться и искать тебя.
Кумико обняла Алису, а затем закрыла за собой дверь. Алиса следила, как девочка идет на север и что-то поет. Алиса улыбнулась и решила, что будет хорошим сыграть на пианино.
Кумико шла пару часов. Она устала. Но тут в дали, вроде бы, откуда не возьмись, появился слепящий свет. «Снег, да это снег!!!» — подумала Куми и бросилась со всех ног в ту сторону. Зрелище было удивительным. Здесь ей душно в куртке, светит солнышко, зеленеет травка, а там так резко вся земля услана снегом и играют по небу снежинки. Никакой плавности. БАМ и вот тебе она, зима!!! Куми была в восторге! Она плясала:
— Нашла! Я нашла!!! Вот он!!!
Она подбежала к сброшенному с плеч большому рюкзаку и достала не большую табличку, которую приготовила заранее. Там было написано «Северный Полюс. Открыла я, Куми, спасибо Алиске за разрешение на поиски». Она смело вступила в снег и воткнула в нее табличку. Девочка была очень и очень рада! Она бегала, играла со снегом, она ловила снежинки, она даже слепила снеговика, правда он не совсем удачный получился, так как был первым сделанным снеговиком Куми, но он ей очень нравился. Затем встала напротив него и сказала:
— Ты мой снеговик, и тебя зовут Мистер Джонс! Ты будишь следить за порядком на Северном Полюсе!
Она развернулась и устремилась домой. Она соскучилась по Алиске, которая наверняка, как думала Куми, сильно волнуется. Оно так и было, почти весь день Алиса просидела на балконе, она ждала Куми.
И вот что-то прыгает в дали — это есть ее Куми. О, да! это Куми! Алиса побежала на встречу и теперь всю последую ночь, Куми рассказывала Алисе о своих достижениях и открытиях, о Джонсе и о красоте снега…

Потеря.


Беззаботные деньки. Жизнь прекрасна.
Девочки провожали закат, но вдруг Алиса заговорила:
— Куми… Я скоро уйду… Как этот закат…
Девочка вскочила, с ужасом смотря на Алису.
— Алиска!!! что ты говоришь такое?! Мы будим вместе всегда!!!         Это снова грусть пришла?! — Куми стала махать руками около Алисы, пытаясь будто разогнать эту грусть, она часто так делала, когда Алиска грустила, та после улыбалась, и они были рады, но не теперь… Она лишь улыбнулась, но не как прежде.
Тут Алиса раскашлялась, ей было почему-то трудно дышать. Будто ей в грудь всадили кол. Куми присела около Алисы, обняла ее, сказала:
— Алиска не уходи, Алиска, пожалуйста, будь со мной, Алиска я тебя сильно люблю, будь со мной…
— Я буду с тобой всегда…- прошептала Алиса.
Слезы покатились из глаз девочек, такие крупные и наполненные сиянием последних лучей заката. Никогда так девочки не плакали. Все было похоже на прощание.
Наступила ночь. Девочки спали вместе, Куми прижала к себе Алиску, что бы та не ушла от нее. Наутро Куми быстро приготовила завтрак и принесла его к спящей Алисе. Та не реагировала. Она будто спала: глаза были закрыты, на бледном лице еле заметная улыбка. Она… уснула…
Тут осознав произошедшее, вместе с подносом упала огромная слеза Куми. Руки опустились, и девочка упала на колени. Она шептала: «Алиска, ты… ты ушла… Алиска…». Глаза заливались слезами, а в горле встал ком. Она больше не могла, не могла улыбаться, говорить. Ей было тошно. Она осталась одна! Алиска ушла! ушла… Она долга плакала, а затем, просто смотря куда-то вдаль, валялась, не осознавая ничего посреди комнаты. Слезы… слезы…
На краюшке острова, высоко над уровнем моря, на резком склоне, откуда открывался удивительный вид на море — спала Алиска. Насыпи не было, лишь крест, вогнанный в землю с надписью «Единственная и неповторимая Алиска». Надпись сделал Кумико. Она была там днями, она сидела около Алиски, она была рядом. Она даже посадила маленькое деревце сакуры, которую очень любила Алиса. Кумико смотрела вдаль…

Спустя года.


Года шли. Дни сменяли другие дни. Кумико было уже не так трудно как прежде. И сакура около могилы Алисы выросла. Она была прекрасной… Куми была там часто, день за днем. Как обычно.

И вот когда девушка сидела, снова провожая закат, то услышала шепот, так близко… Этот шепот и ощущение… Это ощущение, каждый день утром, при встрече с рассветом, так делала Алиска… Алиска…
— …Куми… Мы же вместе навсегда глупенькая, ты что забыла?
Слеза скаталась с глаз Кумико, а глаза смотрели вдаль. Она была ошарашена… Удивление губ сменила улыбка. Улыбка Куми… Она развернулась и увидела Алиску… «это была Алиска. Самая настоящая… Да-да… Алиска… И ничего в ней не изменилось. Та же, вся ее Алиска! И эта улыбка… Алиска!». Кумико бросила обнимать ее:
— Алиска, это ты! Я так скучала, я так скучала, я люблю тебя Алиска…- Куми обнимала Алиску, и она уже не плакала. Она была рада.
— Это я, моя дорогая и маленькая Куми…
Они улыбались друг другу. Радость переполняла их. Кумико прыгала, она показала все-все Алисе, что та упустила за все это время. Они были снова вместе. Они прыгали, играли, как прежде, будто этого ничего и не было.

Но, однажды, Алиска пропала. Это было перед закатам. Куми вся в слезах, она не могла поверить, что снова Алиска ушла от нее! Она носилась туда-сюда. Искала подругу всюду. Затем впопыхах она прибежала к Дождю.
— Скажи, ты видел, где Алиска?! Она тут не проходила?!
Ошарашенный Дождь смотрел на Кумико и не мог понять. Та, не дождавшись от него ответа, побежала к берегу.
— Но, Кумико! Алиска ведь уже давно, давно ушла от нас…- прошептал тот.
На его лице было непонимание, он был ошарашен. Кумико этого не услышала, она уже была далеко.
Девочка осматривалась вокруг. Бежала, захлебывалась в слезах, которые чертовски ей мешали, но не могла с ними ничего поделать. Вот уже она прибежала на то место, где спала Алиса. С далека виднелось уже большое и ветвистое дерево сакуры, а там, на краю склона, сидел кто-то. У Кумико застучало сердце: «Да, это Алиска». Она побежала, побежала вверх, миновала еле стоявший крест над могилой Алисы. В ее мыслях была лишь сидящая вдали Алиска. Она не могла дать ей уйти снова! Нет! Алиса повернулась к запыхавшейся Кумико лицом, улыбнулась и сказала:
— О, Куми, дорогая, ты меня нашла, я рада, что так быстро. Ну же иди ко мне, сейчас уходит закат, опоздаешь, глупенька, садись рядом, я тебя обниму.
Кумико, как раньше, улыбнулась. Она была рада, а сердечко ее трепыхалось. Девочка сломала веточку сакуры, самую красивую и поспешила сесть рядом с Алиской. Они вместе взялись за ветку, обнялись и стали дожидаться ухода заката. Все было усыпано последними его лучами. Лепестки сакуры скользили по ним, собирая в себя весь этот свет и где-то далеко внизу, касались волнующего моря… Вспоминалась чудесная мелодия, которую играла Алиса, а может та, которой убаюкивал девочек сад… И теперь они словно засыпали.
На склон поднялся их друг Дождь. Он осмотрел все внимательно. Солнце зашло за горизонт. Сакура, молча стояла, спустив ветви. Шумела трава, а совсем на краюшке склона лежала сломанная кем-то, очень красивая ветка сакуры, которая была будто брошена и никому теперь не нужна.
Солнышко зашло. Остров погрузился во мрак. Ветерок играл с травой в темноте. Вдали виднелись розово-золотистые следы ушедшего солнца.

Так ушел последний закат. На века…

(Alice Sherer 2009)

Top