Более трех десятков лет назад А.Г. Бочаровым была сделана блестящая попытка системного подхода к интересам аудитории. Он предложил и свою геометрию интересов аудитории, выделяя вертикальные и горизонтальные оси читательских пристрастий. Вертикальную, по его мнению, составляли уровни запросов аудитории, а горизонтальную — все многообразие сфер читательского интереса. Соответственно, точка пересечения в этой воображаемой системе координат и определяла тот самый болевой узел определенной аудитории, опираясь на который и следует создавать журнал.

Эта геометрия очень точно и образно определяла аудиторное пространство в СССР 70-х–80-х гг. ХХ в. К примеру, в 80-е гг. был настойчивый запрос читательской аудитории на понимание политических процессов, происходивших в России в 20-30-е гг. Журналы откликнулись на него целым рядом художественных и публицистических материалов о том периоде. Причем, те, кто интересовался вопросами военного строительства, обратились к «Воениздату», городская интеллигенция — к «Новому миру» и «Москве» и т.д. Но с начала 90-х гг. устоявшаяся система координат, сложившаяся в советских средствах массовой информации, в том числе, в сфере литературно-художественной журнальной периодики, стала быстро разрушаться. Налицо были две тенденции, два вектора, казавшиеся, на первый взгляд, противоположно направленными, на самом же деле, постоянно пересекавшиеся и взаимодействующие.

С одной стороны, вектор явного сужения уровня запросов аудитории, — так, уже к концу 80-х–началу 90-х годов, почти исчезла тяга читателей к большим классическим литературным формам: роман, эпопея, стихотворная поэма, литературоведческое эссе. Что, кстати, наряду с естественным обнищанием известного слоя аудитории, во многом, способствовало резкому снижению интересов читающей публики к традиционным толстым журналам: «Новый мир», «Москва», «Знамя», «Наш современник», а также к их «двойникам» на периферии: «Урал», «Волга», «Сибирские огни» и др. Никто уже больше не хотел читать «кирпичи», подобные «Вечному зову» или «Сибириаде», бесконечные ямбы с хореями в «Суде и дали памяти». В данном случае литературно-художественная ценность произведений практически не имела значения, (думается, в данных условиях был бы не прочитан даже «Борис Годунов» или «Анна Каренина»). Но дело было не только в качестве текстов: общий развал экономики в стране не мог не затронуть и журнальную периодику. У качественных изданий элементарно не было денег. Не секрет, что многие из них существовали за счет «подачек», как правило, не бескорыстных, в частности, имеется в виду определенная идеологическая направленность «вливаний» Фонда Сороса.



Немного о читательской аудитории. Статья Головин Ю. А. Журнальная периодика: типологические характеристики.