Сижу на вокзале.

Сегодня, 23 сентября, был очень странный день… хотя до его окончания еще часов три-четыре… Черт его знает, что со мной еще случится.

С самого утра не задалось… села не на тот автобус. Поэтому пока переходила с одной остановки на другую, смотрела, как мой транспорт проезжает мимо. Поехала на маршрутке – забрали документы в университете – выпила с подругами милыми кофе. В своей любимой кофейне во дворике. Обслуживал милый официант. У которого дрожали руки, но он все равно был любезен и приветлив с нами, пока не убил осу. Которая хотела полакомиться капучино. Потом, конечно, Оля чуть не расплакалась, а мы с Катей просто офигели. И да, пирожные были очень вкусными, только едва ли меня характеризует латте кокочино. Слишком пенно, слишком сладко.

Сдала документы. Пообедала вкуснейшими тефтелями. Увиделась со старым знакомым на вокзале, а потом… прощалась с любимой подругой. Потом играл «Медлячок» Басты… а в голове то шумело, то улыбалось.

Я задумалась. Почему я такая мягкохарактерная. И поняла – потому, что мне все равно, что происходит вокруг. Я чувствую себя уставшей до чертиков от ревности, нытья, подозрений и недоверия. Которое поглощает меня с головой и не дает двигаться дальше. Такой своего рода внутренне-внешний тормоз. Только вряд ли я все возьму и брошу. Пока не придет кто-нибудь и не уведет меня за руку.

Но все равно в воздухе любовь и осень. Осень и любовь.

Эх, я почти что маленький Пушкин. Только пишу не в стихах и корней африканских не имею. Но, знаю, если придется – умру за любовь, честь и достоинство. Да, именно так – опрометчиво, а от того – сердито.

Решено! Ищите меня в парках! Пока, конечно, нет дождя. А потом, конечно, я скорее всего начну ныть. Хотя нет, у меня есть зонтик. Я не промокну.

Сегодня впервые рвала цветы с клумбы. Ой. Скажем, с маленького палисадничка. Все законно, в открытом доступе.