И снова людские эмоции выплеснулись на улицы. Там мы и познакомились с Митей. Совершенно случайно. Вечером. Когда бушующие массы уже растеклись по домам.

И неловкий разговор претворился в интересную беседу с высоким цитированием и громким разглагольствованием. А барная стойка согревала больше, чем три последовательные чашки кофе.

Как обычно, мы говорили о том, высоком и недосягаемом, которое не почувствовать, в руках не подержать. Всё это будто живет лишь в те минуты, когда ты об этом рассуждаешь. Потом мы встали и разошлись. Исчезла беседа, исчез и предмет. В воздухе растворилось понятие.

Митя не любитель митингов, демонстраций и пикетов. Он глубоко внутренний человек. Он совсем «маленький человек», убежденный в себе. Именно в том, что пока люди не вынут из своего глаза бревно, стоит ли им кричать о соринках?
Мы давим машиной собаку, оставляем детей в родительском доме, не помогаем родителям. О каких более высоких материях можно рассуждать? «Если нет идеи жизни, потихоньку всё начинает казаться лицемерным и несерьезным», – рассуждает Митя. Допиваю кофе, и меня уносит в раннюю юность. Где передо мной стоит человек, громко говорящий о несправедливых политиках, вредных врачах, неблагодарных кассирах. А у него – большая дырка в носке, мешки от трехдневного запоя, за окном перекошенный забор и голодные коты, шныряющие по оставленным на столе сковородкам, кастрюлям, тарелкам с едой. Тогда-то я впервые поняла, что такое на самом деле ложь, и как она живет в головах людей. Самообман нужно подкармливать. Что успешно делают большие люди с помощью самых новых и самых убедительных техник манипуляции. Мол, нет у тебя своих рук, нитки и иголки, чтобы заштопать носки. И времени нет у тебя, чтобы это делать. И вообще, ты – личность, поэтому пусть за тебя шьют другие. Ведь именно они виноваты в том, что ты не можешь найти целую пару носков или загнать нитку в узкое ушко иголки.

Так и об аморфных понятиях свободы, которой в принципе вне тебя не существует. Митя говорит, что это глубоко внутреннее состояние. До него нужно дорасти, а главное – дозреть. Мы видим лишь то, что «свобода, оторванная от интеллигенции, здравого смысла и доброго сердца, – страшная штука, – цитирует Митя любимого актера Евгения Леонова. – Поэтому выше закона должна быть любовь. Выше правды – милость. Выше справедливости – прощение».

«А что сделал ты, дружище? – спрашиваю. – Каков твой результат?» Но в ту же секунду понимаю, что его итоги – внутренние победы. Ведь мир – это всего лишь отражение нас самих, а в кривом зеркальце отображаются кривые лица. Так что же ты видишь?

Рубрика «Мнения» для газеты «Перспектива»