Женщина пыталась провезти через границу Библию конца XVIII века. На Гомельской таможне гражданку задержали. «Библия изъята».

3Книга представляет культурно-историческую ценность. А эксперты таможенной лаборатории сообщают, что «Библия изготовлена в конце XVIII – начале XIX века и, соответственно, является культурной ценностью. Обложка, наклеенная поверх оригинального издания, изготовлена из кожзама кустарным способом. Страницы желтоватого цвета имеют явные следы загрязнений, многочисленные повреждения, а некоторые и вовсе отсутствуют. Ненадлежащие условия хранения могли привести к полному разрушению книги и, как следствие, утрате культурного достояния».

«Государственный таможенный комитет напоминает, что печатные издания, созданные 100 лет назад и более, относятся к категории культурных ценностей и подлежат таможенному декларированию в письменной форме с применением пассажирской таможенной декларации», – поясняет БелТА.

А я уже этих строчек не вижу. Мой взгляд повис. В голове осталось – «Библия изъята». Я удивлена. Представляю себе картину. Есть какой-то человек. У него есть ценность (в принципе, это даже не важно, что у него за предмет, ведь это может быть все, что угодно), которой несколько веков. Он ее хранит. Может быть, она досталась ему от деда с бабкой. А им от своих. И так далее. Для семьи – это реликвия, словно для маленького общества, с устоявшимися традициями и даже культурой. Каким образом этой женщине досталась эта древняя Библия? Никто никогда не узнает. Потому что таможенники нам не расскажут, БелТА не сообщит. И женщина, может, сама понятия не имеет. Она спокойно, возможно, хотела ее продать кому-нибудь, а тут ЭТО ДОСТОЯНИЕ у нее изымают. Просто берут и забирают у нее самое ценное, что у нее есть. Ну, можно представить, что Библия – это куча денег, которые она могла бы выручить после ее продажи. Или что Библия – это уже материализованные квартира и три машины (купленные на деньги от продажи реликвии). И вот у тебя берут и просто забирают это. А тебя отпускают. И повезет, если штрафом там каким-нибудь не наградят.

Почему я сразу так резко удивилась? Потому что, выходит, мы не можем чем-то владеть, что-то накапливать, создавать материальное будущее своим детям, внукам и правнукам. У нас могут забрать жилье, транспорт и даже детей, мужей, жен. Все. Изъять.

А вот потом вторая мысль, посетившая мою голову после прочтения этой новости. Я задумалась: как-то странно я рассуждаю, а как же книги, на которых взрослела? Где идеи Ивана Ефремова, воплощенные в фантастике? Где мир взаимопомощи, где все у всех в свободном доступе. Ведь выходит, что эта женщина такую ценность скрывает от массы людей, от культуры, от целого народа! Возможно, она книгу хотела перепродать за границей, и важное достояние было бы утеряно навеки.

Я думаю, человек хранит не столько вещь, сколько то, что она подразумевает – воспоминания, чувства, другие вещи. А «Библия изъята» – это тоже самое, если бы ко мне пришли и забрали дизайнерский столик, который мне достался от бабушки, талантливого и трудолюбивого человека. Если бы мне предложили дополнить им экспозицию в музее, я б согласилась и еще бы приложила историю жизни бабули. Могла бы его продать, если бы захотела. Могла бы оставить своим детям.

Только вот интересно. Чем бы наполнялись галереи, музеи и прочие выставки старины, краеведения, если бы не простые люди, которое это хранили. Когда тем временем в бомбежке стирались с лица земли города. Чего в именитых музеях, старых, нет ни одно экземпляра библии XVIII века? Что, простой народ разворовал в часы смуты? Простой народ, я думаю, в часы смуты с голоду дох, как мухи.

3Резюме. Пытаешься найти в этом обществе и целом мире какую-то цивилизованность. Но в книжках с идеальным выдуманным миром лишь идеально выдуманный мир. В 500летие книгопечатания изымаем Библию у гражданки Беларуси. +1 – радуемся. Радуемся тому, что мы варвары и до цивилизации нам еще столько же, сколько прошло спустя первое издание печатной Библии на древнебелорусском языке.

 

3