Дома никого нет. Грустно осенью приходить в родной угол, где вечером невозможно ожидать любимого мужчину.

Раздеваюсь. Не до гола. Беру, что есть в холодильнике, набираю стакан воды и сажусь за компьютер. Смотрю, и уже бегут ровные строчки длинными предложениями и маленькими буквами. Сейчас будет все, что я видела, вперемешку с девичьим настроением и неновыми мыслями.

Какой-то интересный получился день. Какая-то подозрительная выдается неделя. Через пару дней традиционная вечеринка. Все свои. А на улице больше нет осени. Я как-то поздно опомнилась, мало пофотографировала. Грустно даже стало. Смотрю, а за окном нет листьев. Уже почти все деревья голые.

А еще неделю назад. Именно тогда, когда умерла моя первая учительница, они, я думаю, были в самом соку. Яркие, манящие, шелестящие, нашептывающие. Красивые красные, желтые, оранжевые листья. Падающие, крутящиеся, уносящиеся. Медленно скользящие, смерено уходящие, безвозвратно покинувшие. Этот мир. Из года в год осень. Из года в год ожидание зимних чудес. Из года мечты о волнующей весне и вечно недосягаемом, маленьком, крохотном лете.

Много лиц. Разных шуток. Работы. Много теплых дружеских встреч. Слез много. Много радости. Чуть-чуть наслаждения. И большая череда забот. Столько вдохновляющих идей…

Этой осенью я уловила немного неуловимого – запаха увядших листьев. Утром ранним по дороге на поезд домой. Поздним вечером по дороге домой. Случайной прогулкой. Мир постоянно учит нас любви и тому, как перестать есть после шести.

Были сегодня в кинотеатре. Как классно сходить на большой экран. Удовольствие. Смотрели «Матильду». Столько шума. Ну, бабская драмка. С современной, красивой картинкой. С намеком на маленький более-менее широкий смысл. Мальчишкам не смотреть. Все равно вряд ли что-нибудь поймете. А женщины? Лучше посмотрите на свою жизнь. Думаю, каждая из вас либо бывала Матильдой, либо мечтает рано или поздно побывать. Не запал фильм. Но все равно чувствую, что что-то от него осталось. Такое серьезное, над чем есть задуматься.

Все, друзья. До следующего одиночества.