Сразу п.с. Текст вышел в газете, а по шапке получила вся редакция. Уважаемые читатели, считаете ли вы, что нижеприведенный текст жесточайшая критика?


 

Ярким шлейфом преображений прошелся по городу Фестиваль национальных культур. Не оставить о нем отзыва – трудно, ведь событие по масштабам грандиозное. Город к празднику готовился два года.И все, кто твердил перед фестивалем, что не пойдет, – пошли, как миленькие. Даже самые большие ненавистники массовых скоплений не смогли упустить возможности посмотреть на Гродно со смотровой площадки, на фееричный салют с драматического театра и на неведомого зверя – видеомаппинг. В общем-то, это и было самое интересное на фестивале.

Конечно, подворья тоже порадовали. Но такой вид отдыха – для экстремалов. Во-первых, не понятно, почему мамы с грудными детьми считают, что переполненный центр города с переизбытком ароматов (36 национальностей, и каждая предлагала свою кухню) и жаркой погодой, это лучшее время для прогулки с малышом. Во-вторых, шашлык, как оказалось, национальное блюдо не только кавказцев. Жарили его у каждой точки общепита. В-третьих, как оказалось, на смотровую площадку можно было подняться и по лестнице. Потому что становится ужасно интересно: у многих ли отбила желание полюбоваться городом с крыши очередь, начинающаяся еще на Советской?

Лично мое самое большое разочарование заключалось в том, что поздним вечером в городе было скучно и грустно. Ни с пятницы на субботу, ни с субботы на воскресенье не верилось, что город отмечает такой большой праздник. Уличных музыкантов не сыскать, гуляющих прохожих – ни одного на десять километров. К часу все разбрелись, и лишь у баров, кафе и ресторанов встречались редкие группки людей. Скучно зевающих, уставших. Ни один турист не спросил, а где можно потанцевать в столь поздний час или поесть. Иной раз в обычные выходные ночной город гудит так, что диву даешься, откуда у нас столько интересных, романтичных и энергичных людей.

Может быть, конечно, это мы с друзьями лодыри. Ведь с самого утра Гродно снова активно заполнялся людьми, как улей трудолюбивыми пчелками. Хотелось бы верить именно в это, а не в то, что фестиваль – веселая ширма с изображением праздника, днем которую выставляли, а к вечеру убирали.