Оранжевый чепец

Человек бывает злым не зависимо от степени своего здоровья. А вот озлобленными чаще всего становятся от беспомощности. Говорят, большинство инвалидов не злые, они просто отчаявшиеся и разочаровавшиеся в жизни люди. А что случается с теми, кто за ними постоянно ухаживает?

Солнечным воскресным утром нужно было проводить сестру на поезд. Загрузились на улице Гагарина в третий автобус, небольшой, двухдверочный, с заставленной пассажирскими сиденьями задней частью. Кто знает, этот маршрут постоянно забит.

В этот раз, к тому же, в большом проходе сидел инвалид-колясочник – женщина средних лет, в ярком оранжевом чепчике. Она смотрела в большое окно и не выражала никаких эмоций. За ручки ее коляски уверенно держалась другая дама. Высокая, крупная. Вид у нее был суровый и уверенный.

Остановки сменялись, маленькая тройка уплотнялась. Сперва я не поняла, почему люди толпятся внизу и никто не идет садиться на верхние сидения в конец автобуса. Потом заметила, что сопровождающая и инвалид-колясочник стоят прямо на входе на верх. Протиснуться между ними и поручнями было трудно. Люди просили подвинуться. Атмосфера в автобусе сжалась. Всем вдруг стало ясно, что сейчас будет что-то не адекватное.

Держащаяся за ручки инвалидной коляски женщина не пропускала людей. Она, как огромный валун, загромоздила проход. Тех, кто пытался втиснуться на сидения или выйти (а тем более выйти), она толкала собой. Когда мужчина отпихнул ее в ответ, она резко и на весь автобус заорала. Мне досталось тоже. Мы спускались с верхних сидений: сестра протиснулась и отошла, я кое-как пролезла и стала позади женщины с колясочником. И мне тут же прилетело сзади. Я улетела в дверь вперед. Хлопнулась и оторопела. Разворачиваюсь, подхожу к этой женщине и заглядываю ей в лицо, бормоча что-то вроде «женщина, вы мешаете людям проходить». Знаете, что я увидела? Ничего. Я совершенно ничего не увидела в ее лице. Она не повела даже глазом. Оба этих человека смотрели в окно и не выражали никаких эмоций, кроме надменности и равнодушия.

И знаете, как на самом деле закончилась эта история? Я возвращалась с ЖД вокзала, решив прогуляться по утреннему городу, и возле Покровского собора заметила оранжевый чепец. Женщина в инвалидном кресле, не выражавшая эмоций, просила самые жалостливые и благородные подаяния.

п.с. этот текст вышел в газете. он там правленый ответсеком. как бы сказал цеслер – хуевые правки. поэтому публикую свой оригинал.
Top