двести грамм будущего

“Нужно человека не на зиму искать, а на всю жизнь”, — сказала бы я, если бы мы вообще когда-либо пытались кого-то найти. Но, согласитесь, мы совершенно никогда никого не ищем. Сколько бы даже птички об этом не пели.

Мы встречаемся по грустной случайности. Заводим романы на учебе, на работах, на кружках по интересам, в качалках. Реже в барах, на общих пирушках. Потому что если у нас нет ничего общего, на кой хер мы сдались друг другу? Так что да, очень глупо оставлять человека с пожеланиями типо “ты обязательно найдешь себе кого-нибудь получше”. И ты такой достаешь свой компас, а там мелкими печатными буквами: “иди нахуй, я сломался”. И все. Приехали.

В юности больше всего я боялась признания в любви. Чистого и красивого “я люблю тебя”. Эти слова убивали меня, я их откровенно ненавидела. Казалось, что после них ничего больше не существует. Это, в общем-то, всегда был смертельный приговор. Дальше пару нервных подергиваний ногами и висишь без движений. Втихую я просто начинала плакать. Романтическое приключение заканчивалось, дальше начинались страдания. Каждый раз, видя милое сердцу лицо, я думала: “Пожалуйста, милый, только не говори, не говори мне этого. Не надо, ладно? Так ведь хорошо. Хорошо так. Пусть будет так. Я знаю. Просто как-нибудь случайно дай знать, дай почувствовать это. Если ты дашь, я обязательно почувствую. И всё. Всё будет хорошо. Только не добивай. Не говори”. А он, нетерпеливый, воображая дешевые драмы дай да скажи: “Я люблю тебя”. И всё. Дальше у меня ком в горле да пустота в голове.

Больше всего на свете я хотела, чтобы меня любили не за “милую мордашку”, а просто потому, что я есть. А сегодня мне приснилось, как ты вез меня на велосипеде. Было весело. Ты хитренько смотрел, я во всю улыбалась. Меня радовало, что ты никогда не признаешься мне в любви, что на теле моем было легкое летнее платье, что твои колени каждый новый метр гладили меня по бедрам.

Дальше, скорее всего, мы разошлись.

Знаешь, а ведь совершенно неясно, что делать? Вокруг одни только рефлексии. От коих меня уже просто тошнит. Мира будущего не существует. Мы как-то вяло живем в настоящем и очень, очень много нас в прошлом. Ненавижу прошлое. Наше прошлое, твое прошлое, мое прошлое.

Пожалуйста, дайте мне будущего. Хоть бы грамм 200.

И я обещаю жить, творить, любить.

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Top