больше никакой войны

Этот день начался для меня еще ночью. Когда я не могла уснуть, долго ворочалась, пытаясь найти себе место на небольшой кровати. Не спасало ничего — ни усталость, ни монотонный храп собаки, ни глубокая черная ночь. Но мы выспались и сегодня целый день по всеобщему рассуждению разговариваем, думаем и фантазируем о любви. Берусь писать об этом великом деле и я. Признаю, сперва хотела рассказать вам какую-нибудь свою самую романтическую ситуацию, а потом решила, что не в этом кроется любовь. А найти нам хотелось бы именно ее.

Кстати, как вам Валентинов день? Празднуете? Суетитесь? Или просто скрытно мечтаете о тысяче валентинок? А нам с рыжиком, когда мы шли в чисто поле гулять, передали пламенный привет МЧСники. Такие улыбчивые, счастливые ребята. Обещаю исполнить все ваши пожелания, милые вы люди.

Тут, дома, так хорошо. Я чувствую себя школьницей, одиннадцатиклассницей. Готовлюсь к ЦТ, прогуливаю школу, занимаюсь тем, что нравится, много сплю, пишу глупости, читаю разное, смотрю кино. Но я не могу уснуть ночью. Меня, признаться, беспокоит только это. А тут тишина. Тут так тихо, что страшно остаться один на один со своими мыслями. Хоть бы собака где залаяла, а то Ляля только сопит.

Сперва мы шли быстро. Так легко было набирать шаг, ступать. Меня несло. Я чувствовала свободу, подъем, радость. Только через пару метров заметила, что скольжу по грязи. «Замазаю кроссовки, получу от мамы пиздюлин», — думала двадцатипятилетняя я. Но было увлекательно. По грязи я идти не перестала и решила не возвращаться. Мы идем только вперед, верно? Когда идешь среди бескрайнего поля, все тебе — перспектива. Болото через какое-то время закончилось. Я встряла духом, перестала буксовать, начала вспоминать о друзьях и смеяться в голос. Потом мы свернули, обошли большой карьер, зашли на старые развалины от кирпичного завода. Полазили там. Я начала волноваться, чтобы рыжик не упала в какую-нибудь яму и мы развернулись — пошли обратно. Слышу поезд едет. Бегом из леса! Точно. Едет. Стоим с рыжиком. Дышим полной грудью. Глаза слезятся от ветра. Нам хорошо. Вспоминаю кучмейновских рыжих белок. Понимаю, что хочу на его концерт. Когда он там? Успеть бы хоть как-то до того времени устроится. Вспоминаю тему по английскому, прокручиваю диалоги. Разговариваю с собой в голос. Как хорошо, что рядом бежит собака. Если что, можно сделать вид, что разговариваешь с ней. Мы снова попали в болото. Я нашла большие лужи, стала ломать лед. Крошила, топтала, промочила один кроссовок. «Мне конец», — вздыхаю. «Рыжик, пошли домой. Тебе хорошо, тебя мама не отругает», — жалуюсь. Ломаю в руках большую тонкую чистую льдину. Холодно. Мокро. Вспоминаю «я ломал стекло, как шоколад в руке», смеюсь. Подходим к заводу. Большуший. Начинается ветер. Пошел снег.

Крупный.

Красивый.

Снег.

Мне спокойно, мне хорошо, я счастлива. Я думаю, что мне нравится все это, что я хочу дом, куда могу прийти в любое время, хочу собаку, с которой можно уходить часами гулять, хочу, чтобы мне варили кофе и обнимали. Да, я понимаю, что хочу к тебе. Но кто ты? Я тебя так плохо знаю. Кем ты станешь мне? Время беспощадно. И все, что я поняла, так это то, что остаются вместе только те, кто хочет быть вместе.

Да, вы правы, я сдаюсь. Больше никакой войны. Теперь я хочу сражаться бок о бок, не иначе. Теперь я не хочу притворства, неоднозначности, скрытности, томности, проблемности, паясничества, выпендрежа, купли-продажи тоже не хочу. Не хочу инвестиций. Даже понимать этого не хочу. Не хочу в ваш сраный душевный капитализм.

Да, вы правы, я психую, как маленькая. Ну, и пусть. Я знаю, что кто-то меня любит такой. И пока так тому и быть. А вы звоните мне, поздравляете, робко спрашиваете, чем я занимаюсь сегодня, а я сегодня гуляю одна, рассуждаю о любви, вспоминаю всех, пламенно мною любимых.

Спасибо вам. Огромное вам спасибо. Вы все мой смысл, мое вдохновение. Вы — это я. И как там? Да. Мы живем, пока любим и будем любить, пока живем.

Обнимаю. Целую.

Вдохновляйтесь и вдохновляйте!

Оставить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Top